сколько не играй минимал, все равно арт-рок получится…
200920102011201220132014
IIIIIIIVVVIVIIIIXIXXXIXII
12345678910111213141516171819202122232425262728293031

Content

По метке: Мария Ивасенко

20 марта 2014 группа {родина} провела уличную акцию под названием «Пленэр». Поводом для неё послужила аннексия Крыма и сопровождающая её патриотическая истерия. Мы решили принять вид уличных художников, расположиться возле Екатерининского сада и рисовать что-нибудь на мотив войны.

Лёня Цой, тяготеющий к телесным опытам и манифестациям, рисовал своей кровью. Её прямо на месте брали из вены и сцеживали в детскую бутылочку с символикой Олимпиады.

Как полагается уличным художникам, мы изображали натуру. Лёня рисовал кровью мир – перспективу Невского проспекта, снимающего его фотографа и самого себя, рисующего кровью мир. Я чиркал маркером поверх охваченных патриотической истерией газет (переосмысляя жанр «рисунок по фото»), выводя на них что-то вроде опухоли языка – всё заполоняющий и всё размножающийся бред, который и составляет их содержание. Дарья комментировала происходящее в альбоме, но этих комментариев так никому и не показала.

Центральным и самым отвратительным моментом действа было, конечно, рисование кровью. Возможно, в этом Лёнином жесте было что-то нарциссическое, но не в этом суть, а в самом совершенно бессмысленном акте пролития крови. В нём-то как раз и отдавалась глубинная и гулкая суть войны.

Военное пролитие крови, её смешивание с землёй точно так же совершенно бессмысленно, хотя при этом разные спекулирующие на крови инстанции пытаются и ещё будут пытаться его оправдать, встроить в патриотические, героические, нарциссические, политические или религиозные конструкции, в работу схем жертвоприношения или мести (убивай ради мира, отдай свою кровь большому социальному телу, они погибли ради нашей и вашей безопасности и т.д.).

Казалось бы, у Лёни совершенно бессмысленная трата крови включается в эстетическую конструкцию, также обладающую подспудным оправдательным характером – что, дескать, так надо из художественных соображений: он выстраивает композицию, пытается придать своему полотну реалистический вид, игриво выражает идею этакой художественной рекурсии – включённости самого изображающего в изображаемое, и т.д. Но ведь ясно, что не в этом суть. Думаю, Лёнин жест сам по себе просто наглядно показывает, что всякое символическое оправдание кровопролития, будь то «красиво» или «героям слава» – полная чушь.

По завершении работы мы устроили небольшой вернисаж на решётке Катькиного сада, полив произведения остатками крови.

Надо сказать, что традиционный образ «уличного художника» со всеми этими мольбертами, этюдниками и раскладными стульями сработал как оберег: мы проторчали на Невском около часа, и за всё это время нами ни разу не заинтересовалась полиция, и вообще практически ни у кого производимое нами действо как таковое не вызывало вопросов, как будто так и надо.

Вымазанные в крови, мы отправились восвояси. По случаю, с собой у Лёни оказался кусок ватмана, на котором для прошлого своего научного перформанса он изобразил схему речевого акта Романа Якобсона из его работы «Лингвистика и поэтика». Схема тоже была вся в крови.

Видеодокументация акции:

Видео – Мария Ивасенко
Фотографии – Дмитрий Пряхин.
Здесь его более подробный фотоотчёт с авторскими комментариями: dmitriypryahin.livejournal.com

{родина} вконтакте: vk.com/rodina_group
{родина} на facebook
{родина} на youtube

stropov.livejournal.com

 //  Ссылка //