Content

За месяц: Март 2014

Plane Passenger – It could mean anything (2014)

27 Март 2014 //  кинул в музыка + тексты

Кемеровское трио Plane Passenger – культуртрегеры и активные участники движухи vovne – разродились вторым полновесным альбомом – добротным, свежим и энергичным. Хотя музыка «пассажиров» привычно ассоциируется с пост-роком, на этом диске вы уже не услышите простого воспроизведения унылых построковых стереотипов, как, впрочем, и каких-либо иных стереотипов, но более-менее свободное плавание промеж штампов, в нейтральной зоне между поп-музыкой и музыкой экспериментальной – то, что сами участники коллектива небезосновательно окрестили «эклектикой».

Альбом начинается бодро, почти по-панковски, незаметно переплывая в поля с менее чёткими очертаниями, и далее всё дрейфуя и превращаясь – часто во что-то монументальное и даже торжественное. Компонентами эклектического салата выступают сочные рифаки и эпичные гитарные соло, психоделические шумовые вставки, окрашенные характерным звучанием винтажного советского синтезатора «Поливокс», и – местами – внезапные танцевальные ритмы. Но, несмотря на обилие переломов в музыкальной ткани, в целом она остаётся достаточно монолитной. Все номера переменчивы, при этом каких-то существенных различий между ними нет – все они как будто бы одна песнь, поющаяся на одном дыхании.

Впрочем, это даже не песнь – ведь Plane Passenger играют преимущественно инструментальный рок. Между тем, голоса и слова тут всё же присутствуют, вплетаясь при этом в общую звуковую ткань, так что текст никогда не выходит на передний план. К тому же, все текстовые послания здесь дополнительно дистанцированы – использованием эффектов и голосовых сэмплов, и, главное, тем, что они на английском. И эти англоязычные тексты о чём-то таком далёком, невнятном и условном – по большому счёту, they could mean anything. Так что, как говорится, nevermind. Хотя в целом у «пассажиров» музыка с вплетёнными в неё голосами получается запоминающейся и захватывающей, местами даже драматичной. Этакий кинематический трип: не то чтобы всё было обременено каким-то сюжетом или иным нарративом, однако оно настраивает на созерцательный лад – как будто мимо тебя что-то проплывает – например, земля, которую ты покидаешь.

Один из номеров альбома – Helen Patricia Sharman – посвящён первой британской женщине-космонавту, лишний раз напоминая о том, что место женщины – отнюдь не на кухне, а в космосе. Другая песня названа макабрическим именем кузбасской шахты Raspadskaya. Само по себе использование топонимов как названий треков вполне традиционно для построковых команд. Но в данном случае это особый сигнал: набранная латиницей Raspadskaya и связывает с местным контекстом перманентного распада, и точно так же развязывает с ним. Один из основных и очевидных месседжей «пассажиров» – посылов, отправляемых непроизвольно и считываемых легко – это даль, отдаление, это «мы не отсюда». При этом есть всё-таки в их музыке что-то неожиданно локальное, несмотря на всю саму собой разумеющуюся англофилию – особая щемящая нота, как холодное и пустотное утро какого-нибудь далёкого, условного и невнятного сибирского города N.

(Макс Евстропов)

рецензия Руслана Данилевского

рецензия Алексея Левина

рецензия Джоан Солсберри

1. You Enter: Welcome To The Stars [4:23]
2. Breathe It All In, Love It All Out, Fuck It All Up [5:30]
3. One Day My Name Will Be Remembered In Your Mind [9:00]
4. Helen Patricia Sharman [8:02]
5. Raspadskaya [7:44]

Guitar, Polyvox – Mikhail Bagaev
Drums , Vocals – Alexander Papin
Bass – Jeka Lich
Recording & Mixing – Valery Cherkesov

about.me/planepassenger
vk.com/donot_open
www.facebook.com/planepassenger
planepassenger.bandcamp.com
soundcloud.com/planepassenger

 //  Ссылка // 


Концерт-Дискуссия: MELONOISE+
improvised music
На этот раз в концертно-выставочном зале БИКЦИМа выступит петербургский коллектив музыкантов, исполняющих современную импровизационную музыку. После концерта, как обычно, можно будет задать вопросы музыкантам и поделиться впечатлениями.

MELONOISE:
Владимир Григ – электроника, электрогитара
Константин Оганов – труба, перкуссия
Дмитрий Тыквин – кото, сякухати

Для сегодняшнего MELONOISE в композиционном построении импровизации характерна структурированная динамическая кривая, состоящий из музыкальных мини-фракталов, каждый из которых подобен всей фигуре целиком.

Также внутренняя динамика MELONOISE уже давно декларирует энергетический потенциал пустоты, «звучания» паузы, уходящий в «НИЧТО», и рождающий из неё звук, жест, идею и возможность. Для MELONOISE «ПУСТОТА» есть концептуальная основа импровизации. Построение (рождение) композиционной формы как субъективного отражения духовного мира музыкантов инициируется последующим развитием и включением частей импровизации в единое целое. Различие отдельных сегментов структуры музыкальной ткани, вкрапление индивидуальных красок, информативного содержания, адекватно цели действия – оно формирует цельный образ, создавая особенное состояние, «звучание» MELONOISE.

В течении нескольких лет трио MELONOISE проводит в жизнь проект «MELONOISE + », суть которого в том, чтобы приглашать для совместных выступлений или записей близких по духу и концепциям музыкантов.
На этот раз приглашёнными музыкантами будут контрабасист Ольга Круковская и ударник Константин Губенко.

Melonoise вконтакте

Санкт-Петербург, БИКЦИМ, пр. Невский, 20
28 марта в 19:00, вход свободный

Мероприятие вконтакте

Организатор – NewTonMusik, афиша – Макс Евстропов

 //  Ссылка // 


Презентация книги петербургского композитора Светланы Лавровой ««Логика смысла» новой музыки», посвящённой проблемам осмысления авангардной музыки последней трети ХХ и начала ХХI веков. На встрече публику ждёт рассказ об истории создания этой научной работы, демонстрация видео- и аудиопримеров музыки композиторов, чьё творчество подвергается анализу в книге, некоторые общие комментарии, касающиеся современной академической музыки, и ответы на вопросы зрителей.

О КНИГЕ

ОБ АВТОРЕ

Санкт-Петербург, БИКЦИМ, пр. Невский, 20
27 марта в 19:00, вход свободный

мероприятие вконтакте

организаторы – NewTonMusik, афиша – Макс Евстропов

 //  Ссылка // 


Наш товарищ Леонид Цой пригласил нас поучаствовать в перформансе по случаю начала учебного года. Перформанс проходил в Саммербаре под эгидой таинственной инстанции «шизоид-кабаре «Лемурия»», и должен был иметь форму школьного урока.

Первым отделением мероприятия, действительно, был урок математики в исполнении Дмитрия Михалюка с музыкальным сопровождением Blacksmoker. Публика охотно приняла на себя роль учеников. Люди увлечённо решали задачки, понимая, что многое из школьной программы позабыли. Первая часть развлекла и вместе с тем настроила на какой-то специфически школьный лад. Зрители приняли правила дисциплинарной игры, более того – стали воспроизводить какие-то архетипические школьные ситуации (кто-то то и дело переспрашивал, какое сегодня число, кто-то оказался в роли «отличницы» и т.д.), став, таким образом, участниками действа.

На этой подготовленной почве и началось второе отделение – урок русского языка, а заодно и патриотического воспитания. Мелом на доске было выведено «Первое сентября. Классная работа», на столе стоял букет гладиолусов. Как водится в современных российских школах, на доске также висел портрет диктатора. Только президент родины стал президентом пустоты – вместо его лица был чёрный квадрат Малевича (о котором гопник Путин имел неосторожность сморозить, что картина эта, «как известно», посвящена Ленину).

На уроке русского языка, а заодно и патриотического воспитания, был диктант на тему «Родина». Для диктанта мы подготовили нарочито банальный текст, этакую совокупность общих мест о «золотых полях пшеницы», «вековых дубравах» и т.п. Этот текст, как водится в школах, сначала зачитывался весь целиком, а затем отдельными предложениями под запись:

Родина – это не просто место, где человек родился, не просто город или село, улица или дом. Это ещё и люди, которые помогли человеку появиться на свет, стать взрослым: его родители, друзья, учителя, весь народ со своими традициями и многовековой историей. У каждого из нас может быть своё представление о Родине. Кто-то, думая о Родине, представляет себе белую берёзку, кто-то – яркий праздник в деревне, радостный хоровод, кто-то представляет себе величественные стены Московского Кремля. Родина может казаться разной, но она едина для нас всех. Мы – её дети, и должны любить её. Как дерево не может стоять без корней, так и человек не может жить без Родины. Родина любит бескорыстно, щедро одаривает своих детей, ничего не прося взамен. Золотые поля пшеницы, утро в сосновом бору, заливные луга и вековые дубравы, задорный смех нашего счастливого детства, первый школьный звонок, первая любовь, первые заработанные деньги – всё это дары Родины. Но истинное счастье не только в том, чтобы получать, но и в том, чтобы отдавать, не в том, чтобы гордиться Родиной, а в том, чтобы Родина гордилась тобой.


В роли учительницы со знанием дела выступила Дарья Апахончич. Я сопровождал действо синтезаторными шумами, а также был вторым голосом. Этот второй «потусторонний» голос то ли комментировал происходящее, то ли транслировал предполагающееся между строк диктанта внушение, вступая в паузах между зачитываемыми предложениями. С первоначальным банальным текстом диктанта, таким образом, начал взаимодействовать какой-то другой текст. Этот текст №2 являл собой дополнение и изнанку первого, в нём проговаривалось то, что в первом подразумевалось.

Публика, включившаяся в школьную игру, поначалу добросовестно писала диктант, однако его связность постоянно перебивалась вторым голосом. Более того – сам текст №1 начинал взаимодействовать с текстом №2, как и соответствующие текстам голоса. В какой-то момент оба голоса переключились на текст №2 (кажется, это произошло, когда они стали по очереди перечислять разные нелепые топонимы, входящие вкупе со всем остальным в наше патриотическое достояние, но при этом обозначающие такие населённые пункты, в которых рядовой патриот вряд ли когда-либо побывает). И действо целиком, вкупе с «учительницей» и «учениками», окончательно и бесповоротно переместилось в бредовое русло.

Образующий это русло текст №2 гипертрофировал и доводил до абсурда патриотизм, понятие «родины» и всё что с этим связано. В то же время этот другой текст был довольно двусмысленным, оставаясь по-своему, каким-то глубинным образом «патриотичным». Тут тоже были разные преувеличенные общие места, переиначенные библейские цитаты и т.п. – можно даже сказать, те же самые штампы, что и в первом тексте, только спущенные с цепей. Если в первом тексте все эти родные общие места функционировали в конвенциональном и ни к чему особо не обязывающем парадно-идеологическом режиме, то поэтический текст №2 возвращал их в исконную мифическую стихию. Гиперболизируя родное единое, этот текст делал явным то обстоятельство, что в основе нашего представления о «родине» уже лежит гипербола огромной матери с невнятным лицом, а то и вовсе безликой или даже совсем безголовой – старый добрый архаический архехтон, всепорождающий и всепожирающий.

В другом тексте можно было с некоторой долей условности выделить 2 линии – «биологическую» (и онтологическую в том числе – именно тут, в основном, и имела место абсурдистская гипертрофия патриотического единого) и «этическую» (а здесь как раз всё становилось очень двусмысленным). Поначалу эти линии были распределены: «учительница» переключилась на этическую часть, а «потусторонний голос» взял на себя часть биологическую. Но затем всё смешалось.

ТЕКСТ №2

Наше действо касалось дисциплинарной инстанции школы, а также питающего эту инстанцию «языка власти» (последнее, впрочем, вообще основной материал работы группы {родина}). Сама ситуация диктанта – ситуация узурпированного права говорить, информировать в одностороннем порядке – рифмовалась с фигурой диктатора, смотрящего на всех с доски своим пустым лицом. Однако в какой-то момент обращённый к публике провокативный вопрос «а что ты сделал для родины?» по ходу перформанса обнажил ещё более глубинную ситуацию, на которую опирается возможность языкового и политического диктата. Это ситуация тотальной обязанности, невнятного, но абсолютного одностороннего требования, исходящего от разных инстанций, перед которыми мы якобы самим фактом своего существования оказываемся в положении должников и заложников. Более того, в таком положении какое-либо ответное действие с нашей стороны оказывается несостоятельным. Слова о том, что «родина» может кем-то «гордиться», оказываются не более чем риторическим приёмом: становится ясно, что в таком положении что-либо действительно сделать для «родины» просто нельзя. Возможность ответного действия (ответа на «щедрое, бескорыстное одаривание» со стороны «родины») попросту отменила бы эту ситуацию в целом.

И этот долг, в который все мы погружены – перед «родиной», например – долг неопределённый и неоплатный, сообщает нам постоянное беспокойство по поводу нашего начала. Мы долго пытались стать сами по себе, «героически» сопротивляясь «хтоническому» – родному безголовому единому, – мы долго вытесняли как травму свой исток. Язык же власти своей патриотической риторикой пытается вернуть нас обратно. Узурпируя нашу неопределённую мать, власть задевает наши патриотические чувства. Подобным же образом задели эти чувства своим перформансом и мы. В конце концов публика оказалась погружена в обнажённую ситуацию невозможности что-то сделать, в инфантильную ситуацию архехтонического мифа, предполагающего лишь заныривание обратно в землю.

Этот перформанс и стал рождением группы {родина}, назвавшейся так тавтологически, вслед за темой диктанта, и заключённой в фигурные скобки своим сыном-основателем.

Видеодокументация перформанса:

Видеосъёмка: Антон Карманов
Фотографии: Леонид Цой

О перформансе «Открытый урок» см. также здесь:
мероприятие вконтакте: vk.com/otkrytyurok
apakhonchich.livejournal.com
o-altitudo.livejournal.com
l-czoy.livejournal.com

{родина} вконтакте: vk.com/rodina_group
{родина} на youtube
{родина} на facebook

stropov.livejournal.com

 //  Ссылка // 


28 марта в Томске в зрелищном центре «Аэлита» состоится концерт итальянского вокалиста Бориса Саволделли.

Основной формат работы Бориса – сольное выступление с электроникой. Он записывает в реальном времени несколько партий на разные голоса, используя разнообразные эффекты звукоподражания, и импровизирует поверх полученной «подложки», изменяя её наполненность с помощью процессора, делая в результате из одного своего голоса полноценный сбалансированный оркестр. Его программа может быть как предельно доступной и позитивной (в репертуаре – популярные хиты поп- и рок-музыки, джазовые стандарты), так и откровенно авангардной.

ПОДРОБНЕЕ

Зрелищный центр «Аэлита», Томск, пр. Ленина. 78
Начало концерта: 19:00
Вход: от 600 руб. (предпродажа)
Помимо «Аэлиты», билеты можно также купить в джаз-кафе «Underground» (пр. Ленина, 46) и музыкальном магазине «Музторг» (пр. Фрунзе, 130а)
Информация о концерте и заказ билетов:
8-3822-51-44-36, 8-3822-51-61-31
www.aelta.tom.ru
vk.com/public.aelita

Мероприятие в соцсетях: vk.com | facebook

 //  Ссылка // 


Студия Неосознанной Музыки
Впасть

[post-post, juzz-punk, industrial, free jazz]

Один из самых агрессивных номеров джаз-панк-индустриальной программы «Таблетки» Студии Неосознанной Музыки: «Песня без слов» Александра Маркварта и «Впасть» со словами и голосом Степана Качалина. Сингл к грядущему полноформатному альбому «Таблеток».

One of the most aggressive numbers of Tabletki (Pills), jazz-punk-industrial program of Studio of Unconscious Music: A Song With No Words by Alexander Markvart and IntoJaws with words and voice of Stepan Kachalin. A single to the forthcoming full-length album of Tabletki.

Скачать/полушать
Free download

ge.tt: mp3 320 / Flac

1. Песня без слов
2. Впасть

Александр Маркварт – лупы, гитара, электроударные, перкуссия, голос и текст (1)
Степан Качалин – голос и текст (2)
Дмитрий Смирнов – альт-саксофон, кларнет
Глеб Успенский – перкуссия
Илья Белоруков – альт-саксофон

Макс Евстропов – обложка, дизайн
Александр Маркварт – сведение, мастеринг
Вадим Дикке, Илья Белоруков – запись

Записано в январе 2012 в домашней студии Глеба Успенского (Томск) и осенью 2013 на студии Spina!Rec (Санкт-Петербург)

Акт-Продукт, vovne, 2014
[akt-produkt 16]

English credits and booklet>>>
(еще…)

 //  Ссылка //