SIC: а ты размочил губы и размял трость?!
200920102011201220132014
IIIIIIIVVVIVIIIIXIXXXIXII
12345678910111213141516171819202122232425262728293031

Content

По коробочке: отчеты

«Теология исчерпания» – второй атеологический перформанс электро-поэтического прожекта Synth State СФ (Synth State / Секта Феникса). Концерт для Кати и Нестора, Кемерово, театр «Встреча», 10.09.2011.
Сергей Таванов (Synth State) – электроника, флейта, объекты
Макс Евстропов (Секта Феникса) – голос, слова
+ Лариса Лапина, Таня Сафонова – буто
видео: Акт-Продукт, vovne, 2016

Архив почти пятилетней выдержки, материал, который, как и многое другое, в своё время не увидел свет. Но с тех пор что-то так и остаётся недосказанным, и с этим надо что-то делать.

Наш дуэт с Сергеем Тавановым образовался летом 2011 – я был тогда вне себя, с тех пор я всегда вне себя. Мы экспериментировали, сочетая довольно пространные тексты с полуимпровизационной электроникой. Сергей, помимо компьютера, также использовал филды и извлекал звуки с помощью флейты, электрической зубной щётки, жестяной коробки и, скорее всего, чего-то ещё. Вещи на выходе получались, как правило, длинными и неуютными.

Искали имя, но так и не нашли ничего особо оригинального. В Synth State – названии музыкального проекта Сергея – мне нравилось «синтетическое государство», хотя то, что мы делали, уже мало походило на Synth State; с другой стороны, поэтическая часть тут была, разумеется, очень близкой к Секте Феникса, за которую представительствовал я, и которая к тому времени уже довольно долго молчала, к тому же, в составе проекта было уже больше одного участника, хотя музыкально всё это, опять же, было совсем другое. В итоге мы остановились на таком промежуточном варианте как Synth State СФ, т.е. Synth State / Секта Феникса.

Мы так и не сделали ни одной записи, только несколько раз выступали, почти всегда играя что-то новое. Только на первых двух перформансах мы пытались воспроизвести одну и ту же вещь. Первый из них я уже выкладывал под названием «Исчерпание теологии» – теперь, наконец, пришло время второго. В основе этих перформансов – атеологический текст, разные части которого были написаны мной в 2010-2011. Замысел этого текста и этих перформансов – в уничтожении Бога посредством подстановки его имени на какое угодно место.

ТЕОЛОГИЯ ИСЧЕРПАНИЯ: ТЕКСТ

Второй раз этот перформанс-шрам мы показывали 10.09.2011 на концерте для Кати и Нестора в Кемерово, в театре «Встреча». Вместе с нами на этот раз были танцовщицы буто – Лариса Лапина и Таня Сафонова.

фото Евгении Тавановой и Вячеслава Втюрина:

впечатления о перформансе и концерте в целом:

Александр Маркварт
Аксинья Наумова

ещё выступления Synth State СФ:

атеологческий перформанс #1 («Исчерпание теологии», 21.08.2011)
атеологический перформанс #3 («Ход вещей», 17.09.2011)

English

 //  Ссылка // 


МузЭнергоТур 2014 в Кемерово. Видео

26 Сентябрь 2014 //  кинул в видео + музыка + отчеты + разное + события

Все девять выступлений кемеровского концерта фестиваля МузЭнергоТур 2014. Концертный зал КемГУ, 6 июля 2014.

Angel Ontalva & Vasco Trilla (Spain / Portugal)

Jorma Tapio & Janne Tuomi (Finland)

Marc Egea (Spain) & Guests

Mad Kluster Trio (France) & Guests

KAOS Protokoll (Switzerland / Germany)

Alysma (France)

Leo Abrahams & Chris Vatalaro (UK / USA) etc

Authentic Light Orchestra (Switzerland / Armenia) & Guests

Simon Spiess Trio (Switzerland)

[Посмотреть полностью на YouTube]

 //  Ссылка // 


20 марта 2014 группа {родина} провела уличную акцию под названием «Пленэр». Поводом для неё послужила аннексия Крыма и сопровождающая её патриотическая истерия. Мы решили принять вид уличных художников, расположиться возле Екатерининского сада и рисовать что-нибудь на мотив войны.

Лёня Цой, тяготеющий к телесным опытам и манифестациям, рисовал своей кровью. Её прямо на месте брали из вены и сцеживали в детскую бутылочку с символикой Олимпиады.

Как полагается уличным художникам, мы изображали натуру. Лёня рисовал кровью мир – перспективу Невского проспекта, снимающего его фотографа и самого себя, рисующего кровью мир. Я чиркал маркером поверх охваченных патриотической истерией газет (переосмысляя жанр «рисунок по фото»), выводя на них что-то вроде опухоли языка – всё заполоняющий и всё размножающийся бред, который и составляет их содержание. Дарья комментировала происходящее в альбоме, но этих комментариев так никому и не показала.

Центральным и самым отвратительным моментом действа было, конечно, рисование кровью. Возможно, в этом Лёнином жесте было что-то нарциссическое, но не в этом суть, а в самом совершенно бессмысленном акте пролития крови. В нём-то как раз и отдавалась глубинная и гулкая суть войны.

Военное пролитие крови, её смешивание с землёй точно так же совершенно бессмысленно, хотя при этом разные спекулирующие на крови инстанции пытаются и ещё будут пытаться его оправдать, встроить в патриотические, героические, нарциссические, политические или религиозные конструкции, в работу схем жертвоприношения или мести (убивай ради мира, отдай свою кровь большому социальному телу, они погибли ради нашей и вашей безопасности и т.д.).

Казалось бы, у Лёни совершенно бессмысленная трата крови включается в эстетическую конструкцию, также обладающую подспудным оправдательным характером – что, дескать, так надо из художественных соображений: он выстраивает композицию, пытается придать своему полотну реалистический вид, игриво выражает идею этакой художественной рекурсии – включённости самого изображающего в изображаемое, и т.д. Но ведь ясно, что не в этом суть. Думаю, Лёнин жест сам по себе просто наглядно показывает, что всякое символическое оправдание кровопролития, будь то «красиво» или «героям слава» – полная чушь.

По завершении работы мы устроили небольшой вернисаж на решётке Катькиного сада, полив произведения остатками крови.

Надо сказать, что традиционный образ «уличного художника» со всеми этими мольбертами, этюдниками и раскладными стульями сработал как оберег: мы проторчали на Невском около часа, и за всё это время нами ни разу не заинтересовалась полиция, и вообще практически ни у кого производимое нами действо как таковое не вызывало вопросов, как будто так и надо.

Вымазанные в крови, мы отправились восвояси. По случаю, с собой у Лёни оказался кусок ватмана, на котором для прошлого своего научного перформанса он изобразил схему речевого акта Романа Якобсона из его работы «Лингвистика и поэтика». Схема тоже была вся в крови.

Видеодокументация акции:

Видео – Мария Ивасенко
Фотографии – Дмитрий Пряхин.
Здесь его более подробный фотоотчёт с авторскими комментариями: dmitriypryahin.livejournal.com

{родина} вконтакте: vk.com/rodina_group
{родина} на facebook
{родина} на youtube

stropov.livejournal.com

 //  Ссылка // 


Наш товарищ Леонид Цой пригласил нас поучаствовать в перформансе по случаю начала учебного года. Перформанс проходил в Саммербаре под эгидой таинственной инстанции «шизоид-кабаре «Лемурия»», и должен был иметь форму школьного урока.

Первым отделением мероприятия, действительно, был урок математики в исполнении Дмитрия Михалюка с музыкальным сопровождением Blacksmoker. Публика охотно приняла на себя роль учеников. Люди увлечённо решали задачки, понимая, что многое из школьной программы позабыли. Первая часть развлекла и вместе с тем настроила на какой-то специфически школьный лад. Зрители приняли правила дисциплинарной игры, более того – стали воспроизводить какие-то архетипические школьные ситуации (кто-то то и дело переспрашивал, какое сегодня число, кто-то оказался в роли «отличницы» и т.д.), став, таким образом, участниками действа.

На этой подготовленной почве и началось второе отделение – урок русского языка, а заодно и патриотического воспитания. Мелом на доске было выведено «Первое сентября. Классная работа», на столе стоял букет гладиолусов. Как водится в современных российских школах, на доске также висел портрет диктатора. Только президент родины стал президентом пустоты – вместо его лица был чёрный квадрат Малевича (о котором гопник Путин имел неосторожность сморозить, что картина эта, «как известно», посвящена Ленину).

На уроке русского языка, а заодно и патриотического воспитания, был диктант на тему «Родина». Для диктанта мы подготовили нарочито банальный текст, этакую совокупность общих мест о «золотых полях пшеницы», «вековых дубравах» и т.п. Этот текст, как водится в школах, сначала зачитывался весь целиком, а затем отдельными предложениями под запись:

Родина – это не просто место, где человек родился, не просто город или село, улица или дом. Это ещё и люди, которые помогли человеку появиться на свет, стать взрослым: его родители, друзья, учителя, весь народ со своими традициями и многовековой историей. У каждого из нас может быть своё представление о Родине. Кто-то, думая о Родине, представляет себе белую берёзку, кто-то – яркий праздник в деревне, радостный хоровод, кто-то представляет себе величественные стены Московского Кремля. Родина может казаться разной, но она едина для нас всех. Мы – её дети, и должны любить её. Как дерево не может стоять без корней, так и человек не может жить без Родины. Родина любит бескорыстно, щедро одаривает своих детей, ничего не прося взамен. Золотые поля пшеницы, утро в сосновом бору, заливные луга и вековые дубравы, задорный смех нашего счастливого детства, первый школьный звонок, первая любовь, первые заработанные деньги – всё это дары Родины. Но истинное счастье не только в том, чтобы получать, но и в том, чтобы отдавать, не в том, чтобы гордиться Родиной, а в том, чтобы Родина гордилась тобой.


В роли учительницы со знанием дела выступила Дарья Апахончич. Я сопровождал действо синтезаторными шумами, а также был вторым голосом. Этот второй «потусторонний» голос то ли комментировал происходящее, то ли транслировал предполагающееся между строк диктанта внушение, вступая в паузах между зачитываемыми предложениями. С первоначальным банальным текстом диктанта, таким образом, начал взаимодействовать какой-то другой текст. Этот текст №2 являл собой дополнение и изнанку первого, в нём проговаривалось то, что в первом подразумевалось.

Публика, включившаяся в школьную игру, поначалу добросовестно писала диктант, однако его связность постоянно перебивалась вторым голосом. Более того – сам текст №1 начинал взаимодействовать с текстом №2, как и соответствующие текстам голоса. В какой-то момент оба голоса переключились на текст №2 (кажется, это произошло, когда они стали по очереди перечислять разные нелепые топонимы, входящие вкупе со всем остальным в наше патриотическое достояние, но при этом обозначающие такие населённые пункты, в которых рядовой патриот вряд ли когда-либо побывает). И действо целиком, вкупе с «учительницей» и «учениками», окончательно и бесповоротно переместилось в бредовое русло.

Образующий это русло текст №2 гипертрофировал и доводил до абсурда патриотизм, понятие «родины» и всё что с этим связано. В то же время этот другой текст был довольно двусмысленным, оставаясь по-своему, каким-то глубинным образом «патриотичным». Тут тоже были разные преувеличенные общие места, переиначенные библейские цитаты и т.п. – можно даже сказать, те же самые штампы, что и в первом тексте, только спущенные с цепей. Если в первом тексте все эти родные общие места функционировали в конвенциональном и ни к чему особо не обязывающем парадно-идеологическом режиме, то поэтический текст №2 возвращал их в исконную мифическую стихию. Гиперболизируя родное единое, этот текст делал явным то обстоятельство, что в основе нашего представления о «родине» уже лежит гипербола огромной матери с невнятным лицом, а то и вовсе безликой или даже совсем безголовой – старый добрый архаический архехтон, всепорождающий и всепожирающий.

В другом тексте можно было с некоторой долей условности выделить 2 линии – «биологическую» (и онтологическую в том числе – именно тут, в основном, и имела место абсурдистская гипертрофия патриотического единого) и «этическую» (а здесь как раз всё становилось очень двусмысленным). Поначалу эти линии были распределены: «учительница» переключилась на этическую часть, а «потусторонний голос» взял на себя часть биологическую. Но затем всё смешалось.

ТЕКСТ №2

Наше действо касалось дисциплинарной инстанции школы, а также питающего эту инстанцию «языка власти» (последнее, впрочем, вообще основной материал работы группы {родина}). Сама ситуация диктанта – ситуация узурпированного права говорить, информировать в одностороннем порядке – рифмовалась с фигурой диктатора, смотрящего на всех с доски своим пустым лицом. Однако в какой-то момент обращённый к публике провокативный вопрос «а что ты сделал для родины?» по ходу перформанса обнажил ещё более глубинную ситуацию, на которую опирается возможность языкового и политического диктата. Это ситуация тотальной обязанности, невнятного, но абсолютного одностороннего требования, исходящего от разных инстанций, перед которыми мы якобы самим фактом своего существования оказываемся в положении должников и заложников. Более того, в таком положении какое-либо ответное действие с нашей стороны оказывается несостоятельным. Слова о том, что «родина» может кем-то «гордиться», оказываются не более чем риторическим приёмом: становится ясно, что в таком положении что-либо действительно сделать для «родины» просто нельзя. Возможность ответного действия (ответа на «щедрое, бескорыстное одаривание» со стороны «родины») попросту отменила бы эту ситуацию в целом.

И этот долг, в который все мы погружены – перед «родиной», например – долг неопределённый и неоплатный, сообщает нам постоянное беспокойство по поводу нашего начала. Мы долго пытались стать сами по себе, «героически» сопротивляясь «хтоническому» – родному безголовому единому, – мы долго вытесняли как травму свой исток. Язык же власти своей патриотической риторикой пытается вернуть нас обратно. Узурпируя нашу неопределённую мать, власть задевает наши патриотические чувства. Подобным же образом задели эти чувства своим перформансом и мы. В конце концов публика оказалась погружена в обнажённую ситуацию невозможности что-то сделать, в инфантильную ситуацию архехтонического мифа, предполагающего лишь заныривание обратно в землю.

Этот перформанс и стал рождением группы {родина}, назвавшейся так тавтологически, вслед за темой диктанта, и заключённой в фигурные скобки своим сыном-основателем.

Видеодокументация перформанса:

Видеосъёмка: Антон Карманов
Фотографии: Леонид Цой

О перформансе «Открытый урок» см. также здесь:
мероприятие вконтакте: vk.com/otkrytyurok
apakhonchich.livejournal.com
o-altitudo.livejournal.com
l-czoy.livejournal.com

{родина} вконтакте: vk.com/rodina_group
{родина} на youtube
{родина} на facebook

stropov.livejournal.com

 //  Ссылка // 


Всем доброго утра, дорогие читатели нашего журнала.
Достаточно оперативный фото-отчёт с концерта СФ, СНМ и Вязкого Шараба в Новосибирском Академгородке.
Фотографии сделал Евгений Курсков.

еще 7 род катом>>>
(еще…)

 //  Ссылка // 


После 3-его концерта в Мастерской Александра Горынина, что находится на заводе им. Карла Маркса в Санкт-Петербурге вышла вот такая вот статья на сайте School of Sociology. Очень рекомендуем к прочтению. Не сколько о музыке, сколько о том, что вообще происходит в этом замечательном месте. На данный момент уникальным в России.

Автор статьи – Андреас Часовски.

Пару цитат:

То, что труд — это дисциплинарная ценность, было открыто гораздо раньше Фуко, этим знанием обладали жрецы. Благодаря Фуко это узнали французские студенты, интеллектуалы и профессура, то есть все те, кто не занят этим самым трудом. Именно труд стал использоваться в качестве наказания в тюрьмах и в качестве панацеи в домах для умалишенных.

«Труд заменяет первую строчку в перечне «нравственных лекарств», применяемых в Убежище. Труд как таковой наделяется силой принуждения, превосходящей физическое принуждение в любых его формах, ибо распорядок рабочего дня, необходимость сосредоточиться и обязательно достигнуть определенного результата отвлекают больного от пагубной для него свободы ума и вовлекают его в систему ответственности». Фуко «История безумия»

21-ый век оставил производство, рассудив, что отдыхать и путешествовать гораздо приятнее, чем весь день точить болванки. К «путешественникам» можно отнести и тех, кто целыми днями сидит в Интернете. На сегодняшний день доходы от Интернета, туризма и развлечений гораздо превышают все сельское хозяйство (которое и прошлые века было само по себе убыточно), а в производстве остались совсем уж пролетарии, которых питает собственная лень и монотонность рабочего дня.

Рабочие совершают работу, но не на пользу и прибыль (в чем отличие от супермаркетов, пытающихся конкурировать со скоморохами в новом мире), а в исступлении, как слезы радости, которые текут непонятно зачем, не выполняя никакой полезной функции, а только лишь от избытка чувств. В какой-то момент зрители становятся соучастниками процесса. Нам удалось наблюдать как интеллигентный молодой человек к концу действа, не выдержав, схватил металлические пруты и стал барабанить ими по решеткам и заготовкам, превратившись в пост-индустриального шамана.

Все это дополняется духовыми инструментами. А что такое духовой инструмент? — это труба, которая вдруг подала голос. То есть, духовой инструмент — это психопомп между миром одушевленных и …не очень. Слушатель (зритель) попадает в искусственное пространство между голосом и немотой.

Плюс электронная музыка, речевки, распевы, камлание. Воздействие на культурную матрицу слушателя настолько колоссальное, что многие, не выдержав, начинают лезть на стену, то есть, извините, на крышу. Зритель расползается по бывшему заводу, как возбужденный таракан.

Читать полностью здесь>>>

 //  Ссылка // 


Дорогие наши читатели, 5 сентября состоялась лекция-концерт «Кто такой современный композитор» с участием Станислава Маковского и Александра Маркварта. В это посте публикуем немного с опозданием материалы, которыми поделились слушатели того вечера. Фото-отчет от Александра Патрина и видео, которое очень оперативно выложил Глеб Успенский.

Композиция-импровизация, основанная на модуляции и вариации набора звуков/темы.

Станислав Маковский – ipad, труба
Александр Маркварт – саксофон, гитара.
видео – Глеб Успенский

еще 2 видео и остальные фотографии под катом:
(еще…)

 //  Ссылка // 


19 апреля во время гастролей Sine Seawave / Секты Феникса в Санкт-Петербурге (переросших в своеобразные чуть ли не недельные «сибирские сезоны») мы устроили импров-сессию с питерскими музыкантами в ГЭЗ-21. Первым отделением программы был игровой проект «Комментарии», суть которого состоит в том, что организованно-случайно назначаемые составы музыкантов «комментируют» фрагменты какого-либо текста (или текстов), зачитываемые также в случайном порядке. Замысел «Комментариев» уходит корнями ещё в дремучую бытность первого состава Секты Феникса, однако первая его реализация состоялась не так давно – в октябре 2012 на Кейджфесте в Кемерово, в рамках очередной сессии SIC!, и материалом для комментирования нам служили тогда «Листья травы» Уолта Уитмена. На этот раз, учитывая «сектантский» характер нашего сборища, мы принялись «комментировать» гностические тексты – загадочное и странненькое Евангелие от Фомы, а также мистико-поэтический текст «Гром. Совершенный ум».

В «Комментариях» принимали участие музыканты Секты ФениксаМакс Евстропов (голос, препарирование текста), Вадим Дикке (бас), Юрий Туров (гитара, электрокалимба), Евгений Кокорев (гитара), а также импровизаторы из Санкт-Петербурга – Дмитрий Шубин (рояль), Николай Маевский (флейта), Владимир Григ (гитара) и Константин Оганов (труба). Голосом свыше, назначающим составы и зачитывающим гностические тексты, была Дарья Апахончич. На видео представлено 4 фрагмента этого фри-импров / пост-литературного действа. Съёмка – Руслан Степанов.

Фрагмент #2: «От стыда возьмите меня к себе бесстыдно. И от бесстыдства и стыда унижайте мои члены в ваших» («Гром. Совершенный ум»)
Комментируют Евгений Кокорев (гитара), Константин Оганов (труба) и Юрий Туров (электрокалимба)

Фрагмент #9: «И я чужая и горожанка. Я сущность и то, что не есть сущность» («Гром. Совершенный ум»)
Комментируют Макс Евстропов (голос), Евгений Кокорев (гитара) и Владимир Григ (гитара)

Фрагмент #10: «Покупатели и торговцы не войдут в места моего отца» (Евангелие от Фомы)
Комментируют Владимир Григ (гитара) и Юрий Туров (гитара)

Фрагмент #12: «Если вы поститесь, вы зародите в себе грех, и, если вы молитесь, вы будете осуждены, и, если вы подаёте милостыню, вы причините зло вашему духу» (Евангелие от Фомы)
Комментируют Макс Евстропов (голос), Евгений Кокорев (гитара) и Николай Маевский (флейта)

 //  Ссылка // 


Вот и небольшой фото-отчет со вчерашнего концерта в театре-студии «Встреча». За фотографии спасибо Вячеславу Втюрину и спасибо всем кто был!

Остальные под катом:
(еще…)

 //  Ссылка // 


Подоспело видео с концерта Boris Savoldelli Siberian Trio в Томске 28 февраля!

Борис Саволделли – вокал
+ Sine Seawave:
Вадим Дикке – бас
Юрий Туров – гитара, электрокалимба, петли

EN:

 //  Ссылка // 


Вот, очень рад отдельным постом представить фотографии Ирины Тишковой с мероприятия в кузнице Горынина, что находится на заводе им. К.Маркса в Санкт-Петербурге. В концерте принимали участие – Секта Феникса, Coaxil и гости из Санкт-Петербурга. В общем-то в духе настоящего индастриала и пром-импровизации.

Остальное под катом>>>
(еще…)

 //  Ссылка // 


Уже совсем скоро будут и тут анонсы Тезисов 2013, а пока вот пост со всем видео с Тезисов 2012. В общем-то есть возможность – посмотреть и послушать практически полностью все программы. Кое-где выступления выложены полностью, а кое-где что-то вырезал. Но в целом картину происходящего себе можно представить полностью.

Плейлист на youtube:

1. Studio «Like a Butoh» + SIC!
2. Pandateen + Oleg Novikov
3. Inorganic Blossoming + «Kekule’s dream» & VJ Ivan Ryaboff
4. Sine Seawave
5. Ilia Belorukov
6. Gleb Uspensky
7. Studio of Unconscious Music
8. Theater «Vstrecha»
9. GAM-ensemble
10. SUM & Boris Afanasiev
11. SIC + Edyta Fil & Ilia Belorukov

 //  Ссылка //