Content

Антон Карманов / Макс Евстропов: ЛИЦО (штудии)

27 Июнь 2012 //  кинул в видео + тексты

ЛИЦО (штудии):
Антон Карманов – видео, препарирование текста
Макс Евстропов – голос, препарирование текста
================================
FACE studies:
Anton Karmanov – video, txt preparation
Max Evstropov – voice, txt preparation
============
stropov film, 2012

Общение с Антоном Кармановым в Москве оказалось весьма плодотворным: наши интересы сошлись в совместный визуальный / текстовый прожект (пока что весьма неопределённый), посвящённый анализу (и в т.ч. разложению) лица.

Антон готовил экспозицию к выставке школы Родченко под общей темой «портрет», истолковав эту тему весьма нетривиально. Он решил показать то, что, фактически, являет собой минимальную степень, следы, а также деструкцию лица (или даже само лицо как автодеструкцию): фрагменты кожи, волос, крупным планом – размазанные лица солдат, любящих фотографироваться рядом с трупами, а потом, затушевав или запикселировав свои физиономии, выкладывающих эти снимки в интернетах, и т.д. Плюсом ко всему вышеперечисленному должна была идти серия этих-вот видеообъектов, наглядно представляющих наличествующий в самом лице диссонанс между его тяготеющими к статичности контурами и его мелкими подвижными частями, и вообще между формой и бесформенным в нём самом (а форму лица взрывают именно взгляд и речь).

Первоначальный замысел состоял в том, чтобы просто сопроводить эту выставку цитатами разных работающих с «лицом» философов, в итоге же получился полуцитатный текст в жанре «штудий» (там есть Делёз, Левинас, Бланшо, Деррида, а также обильное автоцитирование, в т.ч. поэтических текстов). Цитаты были трансформированы, имена стёрты, далее Антон подверг этот сам по себе уже вторичный текст дополнительной переработке, в результате которой в нём засияли дыры. А потом этот текст был начитан, и, в конце концов, была собрана эта простая видеоконструкция с голосом.

Ниже – первоначальный вариант «штудий» (второй вариант можно услышать на видео):

 

ЛИЦО (штудии)

[…]

«…будучи свидетельством другого о собственной инаковости, лицо выражает «скандал в бытии», оказываясь вещью не менее «скандальной», чем, скажем, «реальное»…»

[…]

лицо различает лицо есть различие
[«есть» различие]

[…]

лицо – это чистый опыт, опыт без концепта

[…]

лицо противостоит форме
лицо разрушает форму
лицо на поверхности разрушает поверхность
поверхность лица саморазрушается

[…]

лицо уклоняется от света
лицо никогда не вполне зримо
[а формы нет без света и зрения]
его данность – сама косвенность

[…]

данность лица не преднамеренна… его отражают только разбитые зеркала

лицо разбивает «паралич формы»

[…]

ложь, лицемерие и околичности возможны только на основе наготы и несокрытости лица

этой непреднамеренной выдачи тайн
или являющей саму себя тайны
являющей как тайну
себя
не-себя
дыру

личина вырастает на лице
сначала, до начала – лицо
«после» – окостенение формы как маски

[…]

Лицо как «видимое», как образ, даже как «выражающее» принадлежит по крайней мере в этом отношении области эстетики. Между тем, лицо сопротивляется эстетической категоризации. Более того, как кажется, оно остаётся единственным, что выступает за рамки тотального эстезиса (подобно тому, как тотальности «божественного» противостоит только Бог). Тем не менее, лицо всё-таки сближается с двумя эстетическими категориями, которые вместе с тем как бы отмечают собой край «эстетического» вообще. Это категории «возвышенного» и «бесформенного»

[…]

лицо, «возвышенный объект опыта»:

«…нагота лица, а лучше сказать, нагота-лицо делает лицо «возвышенным»: лицу, в некотором смысле, нельзя взглянуть «прямо в лицо». Существует какая-то невероятная геометрия пространства tête-à-tête, в которой параллельные линии невозможны. Нагота отступает от света: именно поэтому лицо невозможно «уличить» или же «вывести на чистую воду». Но у лица нет и тайн, нет глубины сокрытого – именно потому, что наготе здесь нечего скрывать, кроме «отсутствия», именно потому, что «тайна» или «сокрытие» есть сам способ явления лица…»

[…]

«Нагота лица больше наготы тела, бесчеловечность лица больше бесчеловечности зверя»

[…]

«…бесформенность лица, прежде всего, означает то, что оно предъявляет себя само – до и помимо той формы, которую налагает на него видение…»

[…]

лицо: «постоянная открытость контуров его форм в выражении заточает открытость в карикатуру; форма взрывается»

[…]

«То, что есть в лице от стихийной глубины бесформенного, то, что принципиально хаотизирует лицо – это взгляд и речь».

[…]

лицо, облик, т.е. нечто принадлежащее области видимого, стихии оптического и сохраняющее зрительную основу, проявляет себя неадекватным образом: лицо говорит.

[…]

явление лица выражение
проявление лица – это уже речь

(не вполне зримое говорит)
а тот, кто говорит – это всегда другой

[…]

только лицо выступает из общего фона
только лицо вываливается из ландшафта
непоправимо
[только с ним можно встретиться]

[…]

лицо, след самого себя, самодовлеющая недопроявленность

изъян без восполнения
абсолютная рана

лицо, оголтелый фрагмент:

«…«часть», «вторичное» лишается функции репрезентации «целого» и «первичного». «Фрагмент» становится презентативным – мы сталкиваемся с его вопиющим собственным существованием, с его глухой и упорной жизнью, подобной звучанию фальшивой ноты. Тем не менее, это не полная презентативность. Это именно «становление», в котором «часть» сохраняет собственное «минорное» значение «части» (в отсутствие «целого»). Это отсутствие обнажается как условие бытия «части», которая не может стать «целым» (быть «уничтоженной»). Но, опять же, при этом сохранении собственного значения «фрагмента» в его «становящейся презентативности» мы парадоксальным образом сталкиваемся со «становящейся презентативностью» самого «целого». Это «недо-бытие» как «само бытие»…»

[…]

лицо это крупный план
крупный план выключает лицо, или вещь, его замещающую, из пространственно-временных связей

[…]

лицо не от мира
его значение автономно по отношению к декорациям «бытия»

«ото всего отдельно»
смысл без толкования

дыра дыра

[…]

лицо значимо вне контекста
оно абсолютно, абстрактно: первичное выражение, первовыражение, Ur-sinn,
index sui, знак себя самого

[…]

лицо – подобие – самого себя – неподобного

лицо не имеет образа
а образ – это олицетворение

образ – «вокруг» лица
он – некое «ликование», чаяние лица (как, впрочем, и его от-чаяние)

[…]

«…искусство пытается наделить вещи лицом, и в этом заключается одновременно его величие и его обманчивость»

искусство это разом олицетворение и сопротивление лицу

[…]

лицо: совпадение выражения и выражаемого, вернее – выражения и выражающего, но, как бы то ни было – выражение самого себя

(или образ самого себя, если уж на то пошло)

[…]

лицо: бесподобное, неподобное, самоподобное
непотребное («предмет» желания)
желания другого

[…]

лица божьего багрянец
алканье и стыд

[ничего]

[…]

лицо: отвратительное
аффект, дефект

отворачивание и оборачивание: «…оба движения относятся к лицу, но друг другу не противостоят; оба они противоположны идее недифференцированного лица, мёртвого и неподвижного, которое стёрло бы все лица и привело бы их к небытию. Пока существуют лица, они вращаются вокруг неподвижного светила подобно планетам, а вращаясь, непрестанно «отвращаются»… Даже изолированному лицу свойствен некий коэффициент оборачивания и отворачивания»

[…]

лицо постыдно
нагота выключает его из мира
[а мир всегда пристоен]

в лице есть что-то вызывающее
лицо это вызов, зов, зёв
[это «это», ослепительное зияние]
чистая провокация
– лицо это слишком

[…]

насилие возможно только по отношению к лицу:

«Конечно же, лицо вполне позволяет рассматривать себя в качестве вещи. Конечно же, ускользая при этом в качестве лица. Однако сама эта возможность «овеществления» лица, опять же, обусловлена парадоксальным способом его данности: явление лица – это выдача. Избыточный дар, который невозможно принять.

Выдавая себя «с головой», лицо абсолютно беззащитно по отношению к возможному насилию (в том числе по отношению к такого рода онтологическому насилию, которое представляет собой сама объективация). Более того, в каком-то смысле лицо взывает к насилию. Лицо есть подстрекательство к убийству, и вместе с тем – абсолютный запрет на убийство, «логос», говорящий: «не убий», свидетельствующий о предельной невозможности убийства и несостоятельности насилия, которое, тем самым, оказывается «отчаянным». Лицо провоцирует своей «нестираемостью». Неизгладимостью собственной чуждости. Той кривизной, которую нельзя исправить. В этом – его абсолютная власть, власть по ту сторону силы».

[…]

насилие, говорят, целит всегда в лицо

а палачи, говорят, не имеют лиц
или же скрывают их
отсутствие

[…]

 

[налицо (дыры мира)]

налицо
на лице
чревоточина
червоточит

струпья ничто
налицо

в твоём лице дыры
дыры мира

подвижные дыры
дыры говорят
дыры видят

подвижные дыры
колышущаяся пустота
дрожащая пустота
голосящая пустота

дыры слышат
дыры внемлют
дыры приемлют
дыры дышат

а у
ды
ды

из дыр смотрят
дыры
в дыры
глазят

[…]

 

[равно (изнасиловано лицо)]

у мира оборваны края
отсечены концы
и изнасиловано лицо

у мира концы
у мира края
умира изнасилованолицо

у мира концы
у мира края
у мира лицо

[стало быть, лицо
а раз стало быть
стало быть, изнасиловано]

[…]

 

[нет лица]

слышится голос
но это не речь
это не слово

смотрят глаза
но у них нет лица

у тебя нет лица
на тебе нет лица

у тебя есть я
но нет лица

[…]

 

снег – бел
лицо – «твоё»
пятой на нём
оставил, оставил

«тебя» – лицо
след – Бог

[…]

мир
слишком ничто
когда весь
цел

целое лишённость лицо

[…]

Бог горе и в горе

(горе Бог горе
горе Бог в горе)

его именем именуют всегда не то
лицо его стёрлось
раскатилось до совершенного безразличия
его никто теперь не узнает
ведь это всё равно, что усмотреть черты в пустоте
(ведь это всё равно, что усмотреть черты пустоты)

никто ещё раз не сотворит мир

[…]

 

[ничтожность]

истина в том, что осуществляется насекомое присутствие
шелест перелистываемых имён – эта истина

сегодня истина – это…

он произвёл шелест
крупное насекомое
собирался даже приехать
явил себя лично

вот его лицо
этика в пересечении с насекомым

завтра будет видно

близость – это подкапывание к ничтожности
с неохотой иду на близость
неминуемое осуществление ничтожности

(сегодня истина – это, и завтра будет видно)

[…]

 

некоторые лица как толща
плоть и взвесь лиц

[толщея лиц]        где абсолютная точка зрения?
.                             как сдвинуть толщу с абсолютной точки зрения?

тем более, если это гуща
и без опоры жижа

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal








Вы можете использовать такие хтмл теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>